среда, 4 января 2017 г.

ПРОРОКИ И ПУСТОТА

Пророк – в общем смысле – это человек, через которого говорит Бог, то есть провозвестник божественной воли (провозглашающий весть).
Пророки избирались Богом для возвещения людям его святой воли (только со слов пророка или его приближенных). Пророк – это вестник божественного откровения, и его речи должны были заслуживать исключительного внимания всех людей.
Википедия.
Святоотеческие творения именно суть тот неисчерпаемый источник, из которого вытекает все православное богословие. Это рудник, в котором заключается вся сумма богословского знания в его непосредственной чистоте и целости. Вся последующая работа богословской мысли состоит лишь в том, чтобы разрабатывать этот богатейший рудник и добытыми в нем сокровищами возвышать и украшать духовную жизнь новейших поколений (выделено мной – А.О.)
Предисловие к «Творениям святого отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольского, СПб, 1898г.)

Пророки и церковь

Чтобы не представляла из себя Небесная церковь, как «единение всех живших и ныне живущих во Иисусе Христе», церковь земная есть вполне определенный институт. Не просто существующий в мире, но мирской по самой своей сути. С чинами и бюрократией. Взятками и откатами. Теневым и не очень бизнесом (деньги не пахнут, в церковной копилке уже и не разобрать, что получено от искренних пожертвований, а что от продажи индульгенций). Доносами и лизоблюдством. Торговлей должностями и почестями. Словом, со всем тем, что в равной степени присуще и администрации маленького района, которого на карте под лупой не сыщешь, и администрации президента, и структурам МВД, ГИБДД и прочего «г».

Любой институт жив лишь постольку, поскольку в состоянии обеспечить и сохранить устойчивость. Это – закон. Устойчивость – значит стабильность. Стабильность – значит предсказуемость. Предсказуемость – значит нерушимость моделей и правил. Верность традициям и заветам предков, в них же заключена ВСЯ сумма знания…

Вот почему институт – это жесткий отбор. Разделение и отделение. Агнцев от козлищ. Своих от чужих. Тех, кто поднимаясь на вершины будет свято хранить верность заветам и принципам, от тех, кто способен нарушить правила и заветы.

Так было и будет всегда. В Ассирии и Египте, Вавилоне и Персии, Иудее и арабских странах, католичестве и православии, армии и администрации президента.

Институту не нужны пророки. Институту нужны исполнители. Чиновники. Покорные клирики. Учителя, на худой конец, которых при жизни он терпит, пускай и не жалует.

И это понятно.

Институт подчиняется лидеру. Учитель приводит решения лидера в минимально разумную форму. Устами пророка глаголет Бог. Вопреки тому, чего говорит и что хочет лидер.

Учитель сглаживает углы, пророк потрясает основы.

Учитель разъясняет, пророк предрекает.

Учитель не выходит за отведенные рамки, пророк находится вне границ и законов.

Учитель упрекает, пророк обличает.

Пророк возвещает о новом, учитель верен традиции.

Пророк – это ветер и буря, учитель – окна и двери.

С учителем можно смириться, пророк должен быть уничтожен…

Пророки и толкователи

Церкви нужны пророки. Предсказуемые. Покорные. Следующие в русле традиции. Не способные возразить. Не живые. На крови праведников строится здание. Хороший пророк – это мертвый пророк. Да и то далеко не всякий. А тот, что прошел сортировку и отсев.

Для этого есть толкователи. Учителя. Способные оценить сказанное пророком. Отобрать нужное. Поддерживающее институт и традицию. Сгладить углы. Объяснить необъяснимое. Влить новое вино в старые мехи. Истолковать неудобное так, что оно становится простым и понятным. Угодным власть предержащим. И, конечно же, верным традиции. Разработать рудник и украсить добытыми в нем богатствами духовную жизнь новейших поколений. Как там на вселенских соборах? «Изволися Духу Святому и нам»? Аминь.

Пророки и массы

Массе на пророка начхать. Она его даже не замечает. Мало ли на свете идиотов, завистников и прочих недоделанных люзеров, недовольных существующим положением дел. На всякого озираться, глаза просмотреть можно. Но…

Масса нуждается в лидере. Стабильности. Порядке. И предсказуемости.

Масса не любит критики, когда она чересчур справедлива и угрожает основам.

Масса требует хлеба. И зрелищ. Желательно с кровью.

Массу легко натравить на пророка. Не надо даже кричать. Достаточно шепнуть фас. На ухо нужному человеку. В нужное время.

Масса удобна тем, что не способна судить и оценивать. На нее можно свалить все грехи и остаться чистым. Позвать толкователя. Сварганить доктрину, она же учение. И вынудить массу поклоняться пророку. Тому, который хороший.

Пророки и пустота

Глас вопиющего в пустыне…

И нет разумеющего, нет ни одного…

Как нет пророка в своем отечестве…

А был ли мальчик?

Комментариев нет:

Отправить комментарий