среда, 23 ноября 2016 г.

Да пошел ты в жопу, директор (к Запискам беглого монаха)


В людях больше всего раздражает не их порочность, а их дремучая до замшелости интеллектуальная девственность.


Одно время меня жутко выводил из себя типичный для тогда еще не оскрепленных, но вполне себе скрепоподобных сограждан, коих вокруг подавляющее большинство вопрос:

- А чем отличаются католики от христиан?

Да ничем. Просто у них три ноги, зеленоватый оттенок кожи и большие уши. Чтобы лучше впитывать вашу мудрость и ваши полезные советы.

Столь же забавлял меня и другой, самый распространенный в первый год после выхода, вопрос:

- А как же ты ушел? Они тебя теперь убьют?

Наверняка. Сразу после того, как поп закопает собаку, и закончит надпись.

А вообще в моем уходе сплелись сразу несколько линий, прямо как в женской теории знаков.
Еще в Ирландии я как-то сказал Гоману:

- Знаешь, Серый, если я вернусь в Россию, я на миссии не поеду. Достали.

Перед выездом в Рим, где нам должны были раздать напутствие, пожелать хорошего настроения и держаться, мне пришло приглашение от сестры из Германии. Настоятели милостиво разрешили мне покинуть зеленый остров на неделю раньше, и даже купили билеты Дублин – Дюссельдорф, Дюссельдорф – Рим.

Одновременно с этим пришло приглашение из генерального дома на открытие визы типа D (durata, длинная, проще говоря – годовой шенген, он тогда уже был, но выглядел малость отличным от нынешнего).

Мы с отцом Майклом, человеком хоть и придурковатым, но деловитым, отправились в посольство Италии. И вот за каким-то чертом, хотя никто не тянул его за язык и вообще ни о чем не спрашивал, Майкл начал рассказывать всем сотрудникам, от уборщицы, до любимой шелудивой болонки посла:

- Вот сейчас он приедет к сестре на неделю, потом проведет неделю в Риме, а потом отправиться в Нигерию, нести свет Христов.

Внимательно выслушавшие его сотрудники консульства, не долго думая, влепили мне визу T. Туристическую. Как раз на срок, указанный Майклом.

В итоге, как ни старался дом генеральный, а сделать в Риме визу в Нигерию с отметкою Т в советском загранпаспорте не смогли даже они. Для этого нужна была D, которую мне не поставили (о Майкл, ты кумир).

В итоге было решено, что я возвращаюсь в Москву, жду новое приглашение в Рим, а заодно колюсь о «желтого Джека» и чего-то там еще, что входит в обязательный набор тропических прививок. Мерзкая, доложу вам, вещь. Меня предупредила добрая тетенька в институте тропических болезней, что может пронести, а может слегка поколбасить. Я был бы не я, если бы меня не поколбасило. Неприятное ощущение, крайне – и это еще формат экстра-лайт!

То, что я обещал Гоману, я почти готов был исполнить. Но колебался, признаюсь. Не то, чтобы манила Африка. После прочтения рекомендаций, которыми меня сопроводили в институте тропических болезней – не носить открытую обувь по причине активно проникающих сквозь поры кожи гельминтов и если нет бутылированной, употреблять воду только дав отстояться два дня и пол часа прокипятив, - особо туда не тянуло. Но как-то все же, и опять же столько лет бродячей собаке под хвост?

Поскольку делать мне было не фиг от слова совсем, а радости от моего присутствия польские собраться не испытывали от слова абсолютно, было решено, что я смотаюсь к итальянцам в Гатчину, оттуда домой, а там уже виза и три пера мне для легкости.

В Гатчине, играя в волейбол, я сломал ногу. Правда, до приезда мне казалось, что это просто вывих. Иллюзию мою развеяли в ростовском травмпункте, куда меня затащили друзья в перерывах между веселыми попойками.

И вот, когда я лежал дома под неусыпным присмотром мамы (более черных дней я давно не припомню, уж лучше бы католики замочили или гельминты проникли), поступил звонок от ростовского настоятеля:

- Приезжай на приход, забери приглашение.

- Не могу, я сломал ногу, у меня еще две недели гипса.

- Да хватит уже врать, - ответил мне настоятель.

- Да пошел ты в жопу, придурок, - пожелал ему я.

На этом все и закончилось. Прозаично, буднично и как-то по-человечески не эстетично…



Комментариев нет:

Отправить комментарий