воскресенье, 20 ноября 2016 г.

Запад есть Запад, Восток есть Восток (к Запискам беглого монаха)


Это отец Френсис из Японии. Не из нашего братства, но в той языковой школе учились не только наши монахи, а и всякой твари по паре, включая мирян. 

Летом на месяц приезжала даже группа помешанных будущих итальянских мафиози, выходцев со славного острова Сицилия. Совершенно буйная отморозь 10-14 лет, полностью затерроризировавшая ирландские семьи, куда их поселили. Ибо крушили все, что плохо лежит, вдребезги долбали то, что хорошо лежит, и гадили чем только можно и где ни попадя.

Единственное, что примиряло с их существованием – наличие бандерши, она же воспитательница, по имени Дарья. Колоритная такая деваха лет двадцати, в солдатских ботинках с сиплым прокуренным голосом. Но чертовски симпатичная. Я с ней даже позажимался пару раз. Дальше не пошло – негде было.

Кельи у нас хоть и были изолированные, но по пять на этаже. Плюс четыре этажа. И на каждом этаже в каждой из пяти келий по одному собрату-стукаченку. Включая аргентинскую собаку-стукача на моем.

А в кустики идти…

Не располагает Ирландия к кустикам. Вечером дождь и туман. Ночью сильный дождь и туман. Утром дождь и туман. Днем – дождь и туман, и пару разиков солнце, чаще всего по воскресеньям.

Да и небезопасны они были, эти кустики. Как-то раз заскочили мы украдкой туда покурить с Серегой. А там уже наш собрат из банды корейских ниндзя курил. Нас увидел, бычок выкинул и давай ногами и руками вертеть. Типа я тут дао познаю, а бычок пробегавшая мимо собачка уронила. Хотел ее съесть за это, да вы помешали.

Смешные были ребята, как будто мы не затем же самым в кусты приперлись.

Кстати, когда корейцы приготовили перед отъездом настоящий корейский ужин (по остроте зашкаливает, то, что вы покупаете на базаре, это у них для грудных; и да, они НЕ ЗНАЮТ, что такое корейская морковка), я был единственным иностранцем, который это ел. Парней это так поразило, что они хотели сделать меня почетным тейквондистом. Жаль, день был нечетный.

Но вернемся к Френсису. Человек он был хороший и добрый, хоть и самурай. Все норовил нас суши накормить. Каждые выходные в Дублин ездил.

- Как только найду ресторан, где есть настоящие суши, так сразу всех туда поведу, суши – это круто, - обещал он нам, вернувшись.

Увы, суши мы так и не отведали. Зато я представляю, сколько всего нового отец Френсис смог узнать о японской кухне!

Еще, конечно, жаль, что имея такого знакомого, я не смог даже краем прикоснуться к этой загадочной восточной культуре. И только приехав, и пять месяцев спустя отец Френсис говорил все те же десять английских слов. А ведь мы могли бы с ним подружиться.  Каждый раз на редких совместных уроках ирландской культуры (английский я знал малость получше, и учились мы в разных группах), отец Френсис, заметив меня, начинал методично подвывать:

- Порт Артур, маленькая Япония, большая Россия!

Мне очень нравилась эта игра, и я продолжал его мысль:

- Гоби, Хинган, квантунская армия, Кунашир, Шикотан!

После чего отец Френсис переходил на припев:

- Мы знаем, что такое война. Мы говорим: нет больше Хиросима, нет больше Нагасаки!

Весело было.

А это, кстати, еще одна японская семья (на первом фото только сынишка на горбу у Гомана, на втором еще его папашка, крайний слева. Двое повторяющихся - бразильский священник и просто бразильская девушка. И еще на нижней японская девушка, но она была очень замкнутой, даже в пабах не расслаблялась). Как же приятно было видеть их мальчика на фоне сицилийских головорезов. Увидев старшего, он становился по стойке смирно, прижав руки к бокам. И пока старший говорил он, хоть ничего и не понимая, согласно кланялся, как заведенный болванчик.



От отца Френсиса у меня осталась тату на правом предплечье. Когда я уезжал, он подарил мне два иероглифа. Нин тай. Терпение, в переводе. Оригинал до сих пор висит на стене. В отличие от диплома школы, где сказано, что я прошел курс upper intermediate c оценкой В+.


Запад есть Запад, Восток есть Восток…

Комментариев нет:

Отправить комментарий