вторник, 22 ноября 2016 г.

По улицам слона водили (к Запискам беглого монаха)


Вы когда-нибудь чувствовали себя цирковой обезьянкой? Не воображали, а в объективной реальности? Той самой, которая, если верить дедушке Ленину, копируется, фотографируется и отображается в ваших ощущениях, существуя независимо от них?

Вот примерно так ощущали мы себя, все без исключения, кто собирался отправляться на миссии. Нас таскали как слонов по улицам. Мы срывали, подобно вышколенным цирковым собачкам аплодисменты на светских раутах. Да и не только на них.

Помню как на мессе в Лимерик отце Саммерс, у которого я гостевал на пару дней, сказал:

- А вот, мои любимые прихожане, Олег. Он – русский, и он – миссионер!

Прихожане одарили меня бурными продолжительными, переходящими в овацию.

В Турине,так даже какое-то телевидение прибегало, интервью у меня брать. Надеюсь, что местное, из тех, что никто не смотрит.

Хотя P.J. (Патрик что-то там еще), который Саммерс, мужик был клевый во всех отношениях. Спокойной, как слон и пофигист, каких свет не видел. Перед той мессой, где я сорвал очередные «аплуди», мы с ним славно так покурили (обычных, разумеется, сигарет).  А потом я как истинный миссионер, свет к просвещению язычников, в синей рубашке, кроссовках (мы особо не заморачивались литургическими облачениями, чай не нанимались тяжесть такую таскать) раздавал причастие прокуренными руками.

Прихожане хоть и морщились от вони, но делали это с выражением крайнего благоговения на лице.

Впрочем, к чему это я все? К тому, что для политбюро по имени генеральный совет нашего братства, мы были яркой пиаровской темой, которая позволяла им и дальше заколачивать бабло на платных школах, сувенирке и прочем. Но при этом всегда иметь возможность изобразить из себя королеву мать, впервые в жизни посетившую бордель для извозчиков: кто корыстны? Мы корыстны? Да вы на наших миссионеров гляньте!

Как иллюстрацию «бескорыстия» приведу хотя бы ту же языковую школу (про серьезные учебные заведения, в которых наши учат за плату, промолчу из скромности; о плате, естественно, промолчу). Полное барахло была школка. Преподавали там за три копейки студенты Дублинского универа (в нашем городке был его филиал), не филологи даже. При этом обучение в школе стоило больше штуки в месяц. Фунтов естественно. Хоть и ирландских, но за один тридцать пять деревянных давали по тем временам.

Отца Майкла Росса я уже поминал. Забавный был человек. Так сильно и сладострастно любил деньги, что скрыть это было невозможно. Учился с нами один священник из Эфиопии. Веселый так чувак и с третьим данном по карате. Так он, закосив под франкоязычного и плохо говорящего, всякий раз как видел Майкла, начинал радостно орать на всю окрестность:

- Oh, father, Good Money, Good Money!

Так что на самом деле в каждой шутке есть доля шутки – говорить по-английски у нас начинали лишь те, кто свои университеты проходил в кабаках.

Это было тем более обидно, что посылали нас далеко не на курорт. Видел я возвращавшихся миссионеров. Одни, Владислав Клоц, еще в России учил меня языку. Хороший был человек, добрый и светлый. Но сильно не дружил с головой. Точнее никак не мог поместить ее в окружающую реальность из тог мира, в который ее занесло. Последствие тропической болезни, от которой его чудом откачали.

В Ирландии видел другого. У него совсем веселуха случилась. Не то, чтобы гражданская война или геноцид, просто поссорились между собой две деревни, в одной из которых был его приход. Ну и пришла вторая деревня наказывать первую. Первые слабее оказались, ну и тех, кого не прирезали сразу, забились в церковь. Победители священников трогать не стали из уважения к сану. Просто связали им руки, а врагов перебили у них на глазах. Прямо в церкви.

Не знаю, правдивая история или нет. Это мне рассказали те, кто его досматривал. Сам он ничего не мог рассказать – сидел себе потихоньку и слюни пускал.

Еще один миссионер, которого я видел и в России и в Ирландии, тоже после тропической болезни в блаженство впал. Доживал на руках у такой же престарелой и одинокой сестры. Это вот его напутствие, которое он мне вручил при отъезде, вместе с сотней фунтов…


Господи, ты один знаешь, сколько же раз и мне и, думаю, остальным, хотелось сказать всем этим счастливейшим перестаркам, нашему великолепному начальству:

- Отвалите вы уже к чертям собачьим, да умножатся ваши дни. Просто отправьте нас подыхать. По тихому и без ненужных понтов.

Комментариев нет:

Отправить комментарий