суббота, 5 ноября 2016 г.

Никогда не слушайте девочек

Что меня больше всего потрясает на перелетах русскими авиалиниями (а летал я всякими, даже такими, где русских был только я, да и тот по папе хохол)? Это, простите меня, православные, сортирная эпопея, переходящая в вакханалию. Ибо как только самолет взлетает и на табло гаснет надпись «Пристегните ремни», народ наш подрывается с кресел и ломится, ломится в хвост салона. Длинными вереницами. С первобытным огнем в глазах. Такое впечатление, что до этого момента они, бедолаги, сутки терпели, копили в себе драгоценную жидкость. Видимо и правда нет на свете большей красоты, чем поссать с высоты.


Что до Тбилиси… Сложно пока говорить о городе, который видел только в потемках. Но энергетика у него хорошая. Добрая и веселая у него энергетика. Если бы не грузины, в своем гостеприимстве считающие, что они обязаны рассказать тебе всю историю от сотворения мира, посвятить во все бытовые детали и дать все советы, какие только можно дать на все оставшиеся годы.

О месте нашего жительства.

Как истинные чебурашки мы не селились в отеле, мы искали квартиру. И нам повезло снять двухкомнатную хатку прямо за зданием парламента Грузии. Справа, если стоять лицом ко входу во двор и спиной к парламенту, находится дом, в котором квартировал Мишико. Когда еще был президентом.  Слева – местная. Пацаны, это первый раз в моей жизни, когда меня не тянет налево.

До квартиры надо идти через большой коммунальный двор. Со всем причитающимся антуражем – резвящимися детками, развешанным в каждом углу бельем, любознательными домохозяйками, наблюдающими за нами из окон. Очень здорово и колоритно.

Еда – это отдельная песня. Я не люблю рестораны. От слова совсем. Сергей Кессельман исключение, главное, чтобы он не загордился. И наш добрый хозяин отвез нас в находящуюся буквально в 10 минутах от нас местную жральню. Где только грузины едят. «Дом хинкали» называется. Большой такой дом, хинкали других не терпят.

- А большие ли они, хинкали? – спросил я у девушки-официантки. – Много ли стоит брать средней упитанности мужичку, типа меня.

- Не большие, - говорила она.

- Что там тех хинкали, - говорила она.

- На один укус, - говорила она.

И я поверил. Ее большим красивым глазам. Ее вкрадчивому мягкому голосу. Я заказал 15 хинкали и один хачапури. Аджарский. Он ведь тоже маленький, говорила она.



Русские не сдаются. И я сожрал. Все 15 хинкали. И пол хачапури. Половину мы унесли. В файле, в котором лежали билеты.

Зачем не знаю. Потому что я больше не ем. Неделю. Две. Или три. Вообще ничего. От слова совсем.

Кстати, цена за это все – 28 лари. Умножить на 26. И это – в центре столицы.  Дешевле, чем у Кессельмана. Но ему нужнее, я знаю – он штанги тягает.

Ну и проспект Руставели, по которому я катился от хинкальной до дома. Проспект как проспект. Большая Садовая. Магазины, шмотки, кафе. Если бы не прикольные грузинские буквы, как и не уезжал. Тем более, что машины здесь водят также, как и у нас. На пешеходов не глядя. Ибо не фиг тут шляться. Не для вас переходы сделаны.

А да, еще в отличие от Садовой на нем много уличных музыкантов. И бабушек, то просящих милостыню, то продающих семечки и сигаретки…

Комментариев нет:

Отправить комментарий